«Игра в кальмара»: важные детали, незамеченные зрителями, не говорящими по-корейски

Зрители корейской дорамы «Игра в кальмара», не говорящие по-корейски, пропустили важные детали, которые не удалось перевести на другие языки.


«Игра в кальмара»: важные детали, незамеченные зрителями, не говорящими по-корейски

Поклонники сериала, понимающие корейский язык, заметили, что английская версия шоу не всегда передает точный и полный смысл некоторых ключевых элементов нашумевшего триллера. Такая проблема встречается довольно часто у полнометражных и многосерийных фильмов, которые переводятся на другие языки для охвата более широкой аудитории.

«Игра в кальмара» первой из корейских дорам взялась за жанр смертельных игр и в очень короткое время стала самым популярным сериалом Netflix. Даже несмотря на то, что при переводе были потеряны некоторые детали, сериал прогремел так, что фанаты теперь отчаянно требуют продолжения.

Тем не менее, более пристальный взгляд на ошибки перевода «Игры в кальмара» высвечивает реальный контекст, стоящий за некоторыми из наиболее важных моментов сериала. Эти ошибки относятся не только к диалогам персонажей, но и к определенным терминам, едва уловимым деталям и даже к названиям эпизодов, которые просто недоступны зрителям, не говорящим по-корейски.

Разобрав эти ошибки, некорейская аудитория может получить гораздо более полное представление о картине, которую команда переводчиков фильма пыталась нарисовать для остального мира.

Мировой успех «Игры в кальмара» показывает, что подобные недочеты перевода очень мало влияют на цифры рейтингов и итоговую прибыль сериала. Тем не менее, они, безусловно, имеют значение для более глубокого осмысления общего посыла и контекста триллера, для понимания того, почему именно он обозначил собой поворотный момент в истории корейских дорам.

Что же это за ошибки перевода? Как они раскрывают важные нюансы шоу и каким образом их понимание может преодолеть культурные различия между корейскими и некорейскими зрителями?

Основатель «Игры в кальмара» О Иль Нам дал истинное определение «гганбу»

Основатель «Игры в кальмара» О Иль Нам дал истинное определение «гганбу»

Этимология корейского слова «гганбу» (gganbu) сложна, и его современное значение относится к таким понятиям, как образцовая дружба, доверие и совместная собственность.

Во время раунда с шариками старик О Иль Нам называет Сон Ги Хуна своим гганбу и дает простое определение этому термину. В русской версии Иль Нам объясняет: быть гганбу друг для друга означает, что он и Ги Хун разделяют все. Однако на самом деле Иль Нам сказал: «Между мной и тобой нет права собственности».

Хотя две эти фразы и выглядят похожими по смыслу, оригинальное толкование не только более четко определяет истинное значение слова, но и объясняет, почему Иль Нам дал Ги Хуну выиграть игру, позволив ему получить все шарики. Между гганбу нет собственности — все мое является одновременно твоим.

В этом кроется весь смысл эпизода. Более того, оригинальное определение Иль Нама понятия «гганбу» также намекает на то, что старик может быть настоящим отцом Ги Хуна. Такой посыл диалога был полностью упущен зрителями, не говорящими по-корейски.

Название финального эпизода «Игры в кальмара»: «Один счастливый день»

Название финального эпизода «Игры в кальмара»: «Один счастливый день»

«Один счастливый день» — это не просто название заключительного эпизода сериала. Так называется популярный корейский роман Хён Джин Геона. В романе 1924 года главный герой работает весь день, чтобы накормить свою больную жену, но, вернувшись домой, узнает, что она мертва.

То же самое происходит с Ги Хуном, который, после борьбы за победу в злосчастной игре, одержанную им ради своей семьи, возвращается домой и обнаруживает, что его больная мать умерла. Такая параллель в финале сериала была предвосхищена названием эпизода — подсказкой, доступной только тем, кто знаком с классическим романом Хён Джин Геона.

Манера общения победителя «Игры в кальмара» Ги Хуна с Иль Намом

Манера общения победителя «Игры в кальмара» Ги Хуна с Иль Намом

На протяжении всех состязаний Ги Хун разговаривает с Иль Намом вежливо и с формальностями, которые обычно соблюдаются при обращении к более старшим и уважаемым лицам в Корее. Это подчеркивает отеческие отношения между ними и то, что Ги Хун, в отличие от других участников «Игры в кальмара», выказывает Иль Наму крайнее уважение, несмотря на соревновательный и смертельный характер игры.

Тем не менее, Ги Хун полностью меняет свое поведение в финальном эпизоде, в котором Иль Нам раскрывается не только как миллиардер-организатор жестокого развлечения, но и как человек, присоединившийся к играм для собственного удовольствия. После такого сюжетного поворота, Ги Хун отказывается от должных почестей, в полной мере выразив свое презрение и неуважение к действиям Иль Нама и его извращенному чувству морали.

Помимо самого диалога, такое отношение проявилось и в том, что Ги Хун подал Иль Наму стакан воды только одной рукой. Подобные нюансы в общении Ги Хуна с Иль Намом показывают коренное изменение их отношений в концовке сериала.

Переключения между южнокорейским и северокорейским акцентом игрока #067

Переключения между южнокорейским и северокорейским акцентом игрока #067

То, как северокорейская беженка Кан Сэ Бёк меняет акценты, разговаривая с разными персонажами, невозможно уловить аудитории, не владеющей корейским языком.

Во время первой сцены, в которой Сэ Бёк разговаривает со своим младшим братом Кан Чхолем, она начинает говорить на стандартном диалекте, используемом в Сеуле. Однако, когда Чхоль расстраивается, она переключается на северокорейский акцент, чтобы успокоить его.

Более того, уже участвуя в игре, Сэ Бёк говорит с другими игроками только с южнокорейским акцентом – очевидно для того, чтобы избежать неприятных комментариев и дискриминации, с которыми северяне часто сталкиваются в Сеуле.

Реальная предыстория игрока #212

Реальная предыстория игрока #212

В то время как склочная Хан Ми Нё стала любимицей фанатов, сериал очень мало рассказывает о ее прошлом, по крайней мере, в русской или английской версиях. А вот оригинальный корейский диалог раскрывает гораздо больше. Такое наблюдение можно сделать в сцене перед раундом с шариками, в которой Ми Нё пытается убедить других игроков составить ей пару для следующей игры.

Ми Нё говорит, что, хотя она и не гений, она «все еще может во всем разобраться». Однако на самом деле Ми Нё сказала: «Я очень умна. У меня просто не было возможности учиться». Это ключевое отличие, характеризующее женщину в оригинальном корейском диалоге, поскольку оно показывает, как Ми Нё выбралась из бедности, и объясняет упорство персонажа.

Более того, тот факт, что Ми Нё умна и находчива, но при этом никогда не имела возможности учиться, подчеркивает, насколько глубоко «Игра в кальмара» исследует тему неравенства в благосостоянии жителей Кореи в условиях современного капитализма. А то, что оригинальные корейские фразы сквернословящей Ми Нё часто сглаживаются в русской версии, приводит к еще большему ускользанию мотивов и предыстории персонажа.

Тонкие культурные нюансы «Игры в кальмара»

Тонкие культурные нюансы «Игры в кальмара»

Хотя некоторые пропущенные детали не слишком значительны, они, тем не менее, помогают в придании характерной атмосферы определенным сценам. Сюда можно отнести, например, горящие брикеты, обнаруженные рядом с Чхо Сан Ву, когда он сидит в ванне в одном из начальных эпизодов.

Угольные брикеты — это не только признак бедности в Корее. Дым от их сгорания является распространенным в Корее способом покончить с жизнью, и это значит, что горящие брикеты фактически предрекают смерть Сан Ву, который, в конце концов, убивает себя.

Еще один момент — когда Сан Ву объясняет Ги Хуну, что он потерял свои деньги на фондовых «фьючерсах», Ги Хун путает слово «фьючерс» со словом «подарок», которое в корейском языке имеет похожее произношение. Из-за путаницы в понятиях Ги Хун решает, что Сан Ву потратил свои сбережения на дорогие подарки женщине.

Другим примером является речь пастора Ким Си Хёна, который в английской версии (а значит, и в других версиях, переведенных уже с английского языка) говорит как американский, а не корейский священнослужитель, что показывает незнание актера озвучивания и переводчиков определенных культурных особенностей.

Это же, безусловно, относится и к аудитории, не говорящей на корейском языке, которой недоступны скрытые значения некоторых имен персонажей. Например, Сэ Бёк переводится как «рассвет», а Иль Нам — как «первый человек». Последнее намекает не только на то, что Иль Нам непосредственно причастен к основанию «Игры в кальмара», но и на предположение о том, что он является отцом Ги Хуна.


Сохранить, чтобы не потерять:

0 комментариев

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *